8 (800) 700 50 50 Круглосуточно Конфиденциально

Вадим Самойлов: «Я находился в зависимости, справился, продолжаю жить и побеждать»

Известный музыкант и продюсер Вадим Самойлов будет помогать выздоравливающим наркоманам справляться с проблемой зависимости через арт-терапию. Недавно он согласился курировать программу творческой ресоциализации в рамках деятельности Национального Антинаркотического Союза. Молодые люди, находящиеся на реабилитации, получат шанс открыть для себя музыкальное творчество, совместно записывать композиции в студии RockLab, выступать в концертах, развиваться профессионально. К этому проекту Вадим Самойлов планирует привлечь известных музыкантов и исполнителей.

– Расскажите, как началось Ваше сотрудничество с Национальным Антинаркотическим Союзом?

ВС: Мне позвонили из НАС (Национального Антинаркотического Союза) и пригласили поучаствовать в Антинаркотическом лагере, который проходил прошлым летом в Крыму. Я с удовольствием согласился. Съездил, получил массу позитивных впечатлений, почувствовал, что я могу быть полезен, как ребятам, которые проходят реабилитацию, так и самой организации. Так все началось. За пол года нам удалось провести большое количество встреч и различных мероприятий. Мы провели спортивно-музыкальный марафон в Крыму и небольшие фестивали музыкальных самодеятельных коллективов в Севастополе и Симферополе. Нам удалось нащупать некий формат и мы поняли, как дальше двигаться.

– Вы согласились возглавить творческую программу ресоциализации в рамках Национального Антинаркотического Союза. Это была ваша идея или вы откликнулись на предложение?

ВС: Я с этой идеей в НАС как раз и пришел. В рамках мероприятия в Крыму, достаточно было просто приехать, пообщаться с выздоравливающими и выступить на концерте. Но изначально, если я в чем-то участвую, мне хочется это делать полноценно и предложить то, что я могу отдать, по максимуму. Потому что я действительно хочу помочь и поддержать выздоравливающих ребят, которые решили встать на путь трезвости и поменять жизнь. Путь, который мы сейчас можем пройти в части реабилитации людей, попавших в различные зависимости, это такой авангард новых социальных методик, который позже можно транслировать и применять среди гораздо более широких слоев населения. Сегодня наше общество – несовершенное, нестабильное, люди в нем живут сложно, им не до высокого. Если мы хотим построить здоровое государство, нам придется сначала реанимировать самих себя, а потом всю страну.

– В чем ключевая идея выбранного формата программы творческой реабилитации?

ВС: Идея простая. Человеку, который освободился от химической зависимости и проходит реабилитацию, в этот период очень сложно. Практически заново приходится выстраивать личность человека. Этот процесс сродни процессу воспитания ребенка, даже его становлению, потому что многие вещи приходится учиться делать заново, необходимо искать самого себя. Начинаешь чувствовать, чем живешь, какая мотивация внутренняя, куда движешься. Для этого бесспорно хорош спорт, но и вторую половину нашего мозга, творческую – тоже надо развивать. Используемые методики принято называть арт-терапией. Раскрытие творческих способностей ведет не только к тому, что человек учится петь или рисовать, танцевать или играть музыку. Главное – другое, главное – пробудить в человеке желание, чтобы он осознал свою мечту, имел волю и вдохновение, чтобы ее достичь. В моем понимании, это абсолютно творческая задача. Вообще, человек – существо творческое, этим мы и отличаемся от всех остальных существ живой природы.

– Есть ли у Вас какие-то особые подходы к программе творческой ресоциализации выздоравливающих наркозависимых?

ВС: Нет никакой хитрой программы. Речь идет о том, что нужно этому уделять силы и внимание. Мне понравилось, что организация Национальный Антинаркотический Союз понимает необходимость таких вещей. Известно, что в НАС широко представлена спортивная составляющая и другие формы реабилитации, в частности, профиль образования. Это пример продвинутого мышления в части реабилитационных технологий. НАС далеко вперед ушел и по возможностям, и по целеполаганию собственному. Мне это близко!

– Вы верите, что ребята, которые проходят программу творческой ресоциализации в НАС, с Вашей помощью смогут стать профессиональными музыкантами?

ВС: Тут дело даже не в том, чтобы начать кого-то учить. Музыкант, в состоянии сам все освоить. Но мы говорим про выздоравливающего человека, про человека, который потерял себя, которому нужно себя снова зажечь, восстановить. А у нас в креативной среде проблема с алкоголем, с наркотиками развита, творческие люди, к сожалению, склонны к зависимости. Поэтому, думаю, что нужно просто бросать клич, можно адресно говорить: «Ребята, музыканты, актеры, творческие люди, не стесняйтесь, если у кого-то из вас есть проблема, здесь вам помогут. Если вы придете, у вас будет возможность продолжать заниматься творчеством, и может быть, учить этому других людей».

В рамках Национального Антинаркотического Союза создана собственная медиа студия MIX Production, которая уже производит собственный контент, также есть театральная студия, есть группа, которая готовит свои «агитки» – музыкально-литературные композиции. И наша задача сейчас через музыкальную творческую программу дойти до тех ребят, которые хотят вылечиться.

– А как продюсеру Вам этот проект интересен? если вы увидите качественный контент, вы захотите его продвигать далее?

ВС: В первую очередь, я к этому отношусь не как бизнесмен и продюсер, для меня это больше благотворительная история. Но если в недрах этой затеи, найдутся талантливые ребята, у которых будет потенциал, то я, как продюсер, могу им подсказать, дать совет, поддержать, указать, в какую дверь стучать, направить. Если у кого-то будет выдающийся творческий результат, конечно, это будет замечено. В идеале, нужно создать эту историю таким образом, чтобы к ней было постоянно привлечено внимание.

Важно, чтобы у ребят была возможность гастролировать, выступать, даже на начальном уровне, для того чтобы стать большим артистом, нужно пройти путь. Если платформа НАСа в регионах России, в рамках своих мероприятий, будет давать возможность получать эту концертную практику, то и исполнители будут расти.

– Как вы считаете, у людей творческих профессий в силу каких обстоятельств чаще происходят психологические сломы?

ВС: У них другой темперамент, другое строение личности, баланс личности несколько иной. Творческого человека нельзя назвать в полной мере стандартным мужчиной или стандартной женщиной. Есть еще что-то, к примеру, повышенная эмоциональность, потому что люди все время проживают какие-то образы, впечатляются ими, чтобы потом воспроизводить их в том или ином виде: в виде стихов, музыки, актерской игры. Творческие люди постоянно пребывают в этих переживаниях и могут в них длительно блуждать, если нет оси личности… А в процессе зависимости она, бесспорно, разрушается.

– То, что может дать творческая программа, это и есть внутренняя ось для выздоравливающего?

ВС: Творческая программа – это просто новый мир, который предлагается. Осью будет являться умение человека взять себя в руки, и интегрироваться в жизнь заново. Человек должен захотеть приехать, снять токсикацию и заниматься осознанно, понимать, что он делает. Не просто приехать поиграть, а понимать, что он перезапускает свою жизнь. Вот это и есть новый стержень, который будет формироваться в процессе программы.

– Ваша творческая лаборатория в рамках НАС – это проект только для музыкантов?

ВС: Творческая сфера разнообразна, в ней есть место и науке, и технологиям. Очень много профессий, не только для людей, которые стоят на сцене, но и для обеспечения всего этого концертного процесса: нужны звукорежиссеры, техники сцены, осветители, продюсеры, промоутеры. Всему этому нужно учиться, а я с удовольствием могу делиться опытом. Наша задача – показать, как есть. А человек должен себе поставить целеуказание и по нему планомерно идти. За человека никто ничего не сделает. Все, что мы можем предложить – это показать новый горизонт жизни.

– Вы согласились поддержать спектакль «Потерянное поколение», который создан молодыми ребятами в рамках программы «Национального Антинаркотического союза». Что для Вас важно в этом проекте?

ВС: Важно, что люди, которые находились в проблеме зависимости, от нее освободились, и сейчас об этом свободно говорят, говорят на языке театральной постановки. Это и есть те сформированные стержни, о которых я говорил. Поэтому я хочу поддержать ребят и пригласить на показ этого спектакля своих друзей, музыкантов и поклонников.

– Как Вы считаете, почему у нас в стране, в нашем обществе, проблема наркомании замалчивается?

ВС: Я думаю, что все еще хуже. Проблема не замалчивается, а слишком утрировано воспринимается. Нужно менять отношение общества. У нас, к сожалению, общество жестокое, потому что жизнь сложная. Процессы принятия проблемы наркомании обществом будут постепенно двигаться. По мере того как в России будут подниматься мелкий и средний бизнес, расти доходы населения, расти уровень жизни, и эта проблема будет смягчаться. Пока мы в фазе развития общества, когда все жестко происходит. И это надо менять. Надо говорить о том, что если человек в зависимости, он может от нее избавиться. Нельзя говорить, что бывших наркоманов не бывает. Еще как бывают! Эти стереотипы нужно ломать!

Кстати, НАС – самый вопиющий пример, разрушающий стереотипы общества в отношении выздоровевших наркоманов. Ведь в ядре Национального Антинаркотическего Союза, и практически во всех его службах, все ребята знакомы с проблемой на своем личном опыте. При этом они избавились от проблемы и теперь активно принимают участие в истории с реабилитацией. Это очень здорово! И, кстати, это был решающий фактор, который сподвиг меня на взаимодействие с НАС. В Лагере в Крыму я увидел сильнейшее единение людей, которые хотят освободиться от проблемы, хотят изменить свою жизнь. Там вместе собирались те, кто неделю назад бросили и те, кто уже несколько лет назад бросили, люди менялись впечатлениями о жизни – и это очень важно!

И я сам пример человека, который когда-то находился в зависимости, с этим справился, продолжает жить и совершать победы.

– А что для Вас в жизни является тем стержнем, который каждый день дает силы на новые подвиги?

ВС: Желание жить. Делай то, что хочешь, но то, чего ты по-настоящему хочешь, что тебя развивает. Смысл жизни, на мой взгляд, находится в самой жизни, в возможности ее проживать.

Очень часто, когда люди сталкиваются с околосмертными ситуациями, с клинической смертью – наступают различные переосмысления. Когда человеку говорят, что через пять месяцев его не станет, тут он встает перед выбором, а что в эти 5 месяцев делать, как их прожить. Жизнь приобретает новую ценность. Пока все хорошо, пока дни несчетные, непонятно, что будет дальше, а ведь на самом деле песочек сыпется и сыпется. Без лишнего политиканства могу сказать, что Николай Островский был прав, когда говорил: «Нужно прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».