8 (800) 700-50-50 Круглосуточно Конфиденциально

Газета «Нижегородские новости»

nnews.nnov.ru
Подальше от самообмана

Избавление от наркотиков возможно через возвращение в детство “Море волнуется – раз! Море волнуется – два!”. Громкие веселые крики вывели отдыхающих из блаженного забытья и заставили их посмотреть на происходящее слегка округлившимися от удивления глазами. Молодые мужчины – загорелые, счастливые, мускулистые – барахтались в прибое, словно дошкольники. Между тем еще несколько лет назад все эти люди были тяжело больны – алкоголизмом или наркоманией. Все они прошли через реабилитацию и поднимаются с самого “дна” в нормальную – счастливую, здоровую, полноценную – жизнь, и мало кто из них даже в самом отчаянном бреду мог представить, что вскоре будет наслаждаться жизнью в престижном пансионате на черноморском берегу.

Вспомнить все

Выездные реабилитационные лагеря появились по инициативе Никиты Лушникова. Когда-то сам активно употреблявший опасное зелье, он сумел остановиться, затем помог одному, двум, троим, а потом понял, что проще изменить мир… И стал его менять.

Сначала лагеря представляли собой палаточные стоянки: намечали место, например на крымском берегу, специальный человек его караулил, чтобы не заняли, а затем из разных городов съезжались остальные – те, кто проходил курс реабилитации и находился на разных стадиях восстановления. Задумано все было для того, чтобы крепче сплотиться, хорошо отдохнуть, оздоровиться. Затем в гости стали приезжать спортсмены, актеры, политики, вдохновляя ребят. Видя, что их судьбы небезразличны обществу, многие переставали чувствовать себя отверженными…

Когда количество участников приблизилось к тысяче, на них обратило внимание государство, и в конце прошлого года “сверху” прозвучало предложение о создании Национального антинаркотического союза (НАС). Председателем наблюдательного совета НАС стал вице-спикер Государственной думы РФ Сергей Железняк, а Никите Лушникову предложили стать председателем правления НАС, с тем чтобы консолидировать под эгидой вновь созданного союза все профильные общественные и некоммерческие организации, готовые работать с государством. И таких объединений очень много – несколько тысяч…
Впрочем, лагерь – лишь вершина айсберга.

– Лагеря воссоздают атмосферу детства, возвращают ощущение беззаботного, безусловного счастья, – поясняет Никита Лушников.

Мы беседуем с ним на веранде санатория, мимо нас ходят загорелые, улыбающиеся ребята. “Бывшие”.

– Помню, как родители отправляли меня в лагеря отдыха, и я очень это любил, – продолжает он. – Затем, после многих лет наркотического забытья, все изменилось: я знал, что моя жизнь окончена и ее уже не вернуть, отец попросил меня сменить фамилию или уехать в другой город, чтобы я его не позорил, и ниже упасть было просто невозможно. А потом получилось бросить, я стал заниматься спортом, боксом, и меня взяли на сборы. Они проходили в том самом лагере, где я бывал в детстве. Я пришел на качели, на которых сидел ребенком. Они проржавели и уже не работали, но точно так же, как пятнадцать лет назад, надо мной было голубое небо и стоял вокруг сосновый лес. Когда я это увидел, то понял: в этом мире нет ничего невозможного. И поставил себе целью сделать такие лагеря для ребят, чтобы они могли вернуть себе детство, чистые эмоции, вернуться в то состояние, когда они ничего такого не употребляли и радовались просто потому, что радостно, потому что море, вкусная еда, теплый вечер, друзья, и не нужно никаких “веществ”. Мы же с течением жизни забываем себя, свое детство и не помним, когда последний раз отдыхали трезвыми…

Мат – не наш формат!

– Ловлю себя на мысли, что многие ваши выздоравливающие выглядят и ведут себя гораздо лучше, адекватнее многих “здоровых”. Особенно поражает полное отсутствие мата и “бычков” на территории…
– Вновь прибывающим мы объясняем, что они находятся на территории полной чистоты, как химической, так и эмоциональной. На это обращаем особенное внимание. Если хочется начать новую жизнь, надо отказаться от всего, что мешает и тащит вниз и назад. В том числе от мата. Мат – не наш формат! Я лично, семь лет назад попав на реабилитацию, первые несколько дней просто молчал, потому что не представлял, как без мата разговаривать вообще. И понял, что с речью у меня проблемы. Я начал думать, строить мысль с чистого листа. Что до сигарет – мы не запрещаем курение, но, согласитесь, если ты собрался расстаться с алкоголем или наркотиками и не можешь оставить сигареты, стоит ли вообще разговаривать об избавлении от зависимостей? И человек начинает задумываться, и после прохождения курса реабилитации к никотину возвращаются единицы из тысяч.
– Что вы можете сказать людям, которые стоят перед выбором “употреблять – не употреблять”?
– Я знаю таких людей, которые считают, что они сами распоряжаются своей судьбой, хотят все попробовать и им никто не указ. Но когда человек впускает в себя искусственное удовольствие, он полностью теряет возможность оставаться самим собой. Он осознанно загоняет себя в рабство и ставит крест на возможности реального удовольствия. Через несколько лет приходит понимание: это – обман, ты не узнал ровным счетом ничего нового, лишь загнал себя в рамки и уже не вернешься к естественной радости и удовольствиям. Понимание этого и неизбежно возникающая депрессия все сильнее толкают вглубь зависимости, которая поначалу казалась баловством, и через какое-то время ты понимаешь, что уже не можешь находиться в трезвости. Трезвость, осознание падения становится самым страшным состоянием, ты начинаешь глушить депрессию, и если на этом этапе никто не протянет руку – все, погиб.

– Неужели это возможно – за два-три года вернуть тяжелобольных людей к нормальной жизни, восстановить их физически?

– Как видите, возможно. Многое восстанавливается, здоровье приходит в норму, что подтверждается анализами. Все это происходит при отказе от отравляющих веществ. Эффект усиливается еще и тем, что ребята попадают в круг себе подобных, находящихся на более продвинутых этапах излечения, и вновь поступающим на реабилитацию хочется выздоравливать каждую минуту. Им есть к чему и кому стремиться. Здесь нет никакой охраны, полиции – лишь сообщество выздоравливающих на разной степени исцеления. Опять же занятия спортом очень сильно влияют и на дисциплину, и на внешний вид, потому у нас особое внимание уделяется спорту. Стать лучшим, достигнуть результатов – это серьезный стимул, особенно если еще совсем недавно ты был рабом наркотика. Вчера я умирал, а завтра буду чемпионом на ринге. Все возможно, и каждый может все! Важно поверить в это – и начать делать. Если мы смогли переступить через смертельный диагноз, значит, нам и все остальное по силам.

Нам удалось создать уникальную терапевтическую среду. У нас нет миллионов, но есть то, чего нет у миллионеров. Сумасшедшая вера в успех и понимание того, что смысл нашей жизни – в том, чтобы помогать другим… Статистика – вещь лукавая, но что ни говори, за время работы реабилитационных Центров здоровой молодежи (ЦЗМ) сложилось 320 семей, в которых на сегодняшний день появилось 218 здоровых малышей. В том числе двое моих… Это – результат, на основании которого также можно судить об эффективности работы.

Гарантии трезвости

Наркомания и алкоголизм – смертельно опасные заболевания. Специалисты утверждают, что они неизлечимы: в случае возникновения стойких зависимостей корректнее говорить о состоянии длительной ремиссии, и дай бог, если таковая продлится всю оставшуюся жизнь. На черноморском берегу мы видели сотни счастливых людей. Но сколько осталось за бортом?

– Мы не волшебники. Это подобно сахарному диабету, с которым приходится жить, соблюдая определенные рекомендации. Терапия средой, нахождение в нашем сообществе, атмосфера доброты облегчает состояние зависимого, – говорит начальник лагеря Николай, также из “бывших”. – У нас достаточно большое руководящее звено, человек восемьдесят, и практически все они бывшие наркоманы, которые сами прошли через все круги ада и знают, как это важно – дарить теплоту и добро. Меня самого в свое время именно это подкупило.

Марат Агинян, врач, психиатр-нарколог реабилитационного ЦЗМ, начинал как и все наркологи – капельницы, кодирование, но вскоре понял, что это “не то”: после прохождения курса реабилитации пациенты возвращались к прежней жизни и вновь попадали в больницу.

– Так как зависимость поражает волю, эффективно работает не кодирование, а желание больного излечиться. Познакомившись с ребятами из ЦЗМ, я начал отправлять к ним ребят. Они ко мне не возвращались. Сам съездил, посмотрел… и стал работать с ними, – вспоминает Марат Эдуардович.
Биопсихосоциальный подход – это не “лечение”, а восстановление телесного и психического здоровья и социальных связей, морально-духовная реабилитация. Гарант стабильной трезвости – нравственные перемены. Это, по существу, гораздо шире, чем медицинская практика. Ведь обследовавшись и сняв абстинентный синдром – “ломку” – в больнице, пациент остается с прежним, “зависимым” мышлением, и, скорее всего, рано или поздно вернется к употреблению наркотиков. Сам сменить мышление он не сможет. Оптимально – уехать от привычного окружения подальше и быть вместе с теми, кто уже через это успешно прошел. Такова вкратце суть реабилитационных ЦЗМ, использующих синтез различных методик, а вообще идее терапевтических сообществ более ста лет. Физически это – отдельный дом, где живет коммуна выздоравливающих, поддерживающих друг друга.

– Необходимо научиться жить заново и помогать себе подобным, – вступает в разговор Сергей Сакин, модный столичный прозаик. – Ведь именно так все и началось – с желания одного помочь другому.
На вопрос: “Почему вы начали употреблять наркотики?” – Сергей отвечает, что причины у всех в принципе одинаковые.

– Я – взрослый человек с семьей и детьми, достигший определенных высот – попал на реабилитацию два года назад. Если бы тогда мне сказали, что на самом деле я – закомплексованный трус, я бы рассмеялся. Но, протрезвев, понял, что ничего смешного в этом нет, и процесс расставания с иллюзиями – вещь достаточно болезненная.

Оценить и помочь

Пока выздоравливающие радовались жизни, организаторы лагеря собирали экспертов и политиков, обсуждая пути развития направлений реабилитации. Вице-спикер Госдумы Сергей Железняк на одной из встреч отметил, что на сегодняшний день НАС является самым серьезным в России общественным объединением в сфере профилактики и борьбы с алко- и наркозависимостью.

Главной задачей, стоящей сейчас перед НАС, Железняк назвал принятие критериев оценки качества услуг, оказываемых негосударственными реабилитационными центрами. Эти критерии должны, в частности, дать возможность увидеть, какие центры заслуживают поддержки, а каким, напротив, следует привести свою деятельность в соответствие с действующим законодательством.

Заместитель начальника регионального управления ФСКН по Краснодарскому краю, генерал-майор полиции Александр Петухов добавил, что принятие критериев оценки позволит сформировать базу данных “доверенных” центров, куда наркополицейские смогут отправлять зависимых на бесплатную реабилитацию по государственным сертификатам.

Но даже бесплатная реабилитация полностью не решает проблему зависимости, так как для полноценного возвращения человека в общество его недостаточно вылечить – необходимо еще и помочь ему с трудоустройством.

В рамках лагеря был представлен проект “Социальный лифт”, помогающий вернуться в общество в качестве полноценного его участника. Кому как не “бывшим” знать обо всех сложностях возвращения в человеческую среду в качестве полноценного члена социума. Нужно перестать бояться, избавиться от ощущения, что ты изгой; реализоваться в профессии и приносить пользу, получая моральное и материальное удовлетворение.

Нередко в реабилитационные центры попадают ребята, которые ничего не умеют, не имеют никакой специальности. Например, потому, что они начали “употреблять” еще в школе, и нигде больше не учились. С помощью “Социального лифта” ребята получают специальность, а затем – и работу.
Помощник министра здравоохранения РФ Татьяна Клименко напомнила, что еще несколько лет назад, когда инфраструктура реабилитационных центров в России только начинала создаваться, у прошедших лечение был только один вариант – работа в качестве волонтера в том же центре. Сегодня же им дают возможность выбрать профессию и получить образование в соответствии с их склонностями, а затем помогают устроиться на работу.

– Это новое направление в реабилитации, и члены НАС – в его авангарде, – считает Татьяна Валентиновна. – Учитывая демографическую обстановку в России, мы не имеем права терять людей, мы просто обязаны вернуть их в общество.

Справка “НН”

Нижегородский филиал Центра здоровой молодежи существует пять лет.
В период с 1 января 2010 года по 1 января 2014-го в НФ “ЦЗМ” обратились за помощью 577 человек. В настоящее время проходят реабилитацию 59 человек.
121 человек находится в состоянии ремиссии длительностью от шести месяцев до года, от года до трех лет – 84 человека, от 5 до 10 лет – десять человек.
Из Нижнего Новгорода и области отправлено на реабилитацию в другие населенные пункты 443 человека, из них 151 находится в ремиссии от года до трех лет.
За пять лет работы НФ “ЦЗМ” образовано и восстановлено 32 семейные пары.
Всего в Центры здоровой молодежи обратилось за помощью 6967 человек, из них находятся в состоянии устойчивой ремиссии 2440 человек – 43 процента.

К слову

История “хрустального мальчика” Саши Пушкарева потрясла страну несколько лет назад. Несмотря ни на что, он мечтал о встрече со своей мамой, на тот момент – алкоголичкой с двадцатилетним стажем. Встреча в телеэфире у Малахова растопила не одно холодное сердце… А затем ребята из Центра здоровой молодежи, также присутствовавшие на съемках передачи, забрали маму “хрустального мальчика” прямо из студии. Она прошла курс реабилитации, ресоциализации, нашла работу…

Кстати

Рост числа наркоманов и смертей от употребления наркотиков в России остановлен, однако о сокращении наркомании в стране говорить пока рано. Об этом в преддверии Дня борьбы с употреблением наркотиков заявил директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов.

– Еще недавно число наркоманов стремительно увеличивалось: за пять лет – на три с лишним миллиона человек. Число погибших от употребления зелья возрастало каждый год на 5 – 6 тысяч. Сегодня эта цифра тоже пугающая – почти 100 тысяч смертей ежегодно. Но впервые этот рост остановлен, – сказал Иванов. – Если в 2006 году у нас смертность в возрастной группе от 15 до 34 лет составила 140 тысяч человек, то по итогам минувшего года она опустилась до менее 100 тысяч. Это, конечно, тенденция положительная, но нужны еще более решительные усилия, направленные на денаркотизацию населения.

Между тем

В лагерь приезжали популярные актеры и актрисы: Любовь Толкалина, Анастасия Задорожная, Андрей Чадов, Яна Троянова, Павел Деревянко, Артем Ткаченко, Андрей Новоселов. Среди гостей были группа “Город 312” и певец Николай Носков, режиссер Владимир Хотиненко и продюсер Илья Бачурин, чемпион мира по боксу (UBO) Родион Пастух и мастер рукопашного боя, актер, продюсер и каскадер Алексей Огурцов.

Несмотря на свой “звездный” статус, все именитые гости большую часть своего времени провели не на сцене или ринге, а в живом общении с ребятами. В формате терапевтических групп они рассказывали бывшим зависимым о том, как добились успеха, с какими трудностями сталкивались на своем пути и как их преодолевали. Андрей Новоселов обучал будущих профессионалов медиаиндустрии, а Родион Пастух и Алексей Огурцов ежедневно проводили тренировки по боям без правил. В рамках лагеря впервые состоялись международные соревнования по смешанным единоборствам среди выздоравливающих: в них приняли участие ребята из России, Белоруссии и с Украины.