8 (800) 700-50-50 Круглосуточно Конфиденциально

«Коммерсантъ»

kommersant.ru

«Если внутреннего редактора у человека нет, надо возвращаться к цензуре»

Представители власти и общественники обсудили стратегию борьбы с наркотиками.

В субботу в подмосковном Антинаркотическом лагере прошло выездное заседание Госдумы, на котором представители власти и общественники обсудили стратегию борьбы с наркотиками. Предметом полемики должна была стать программа по созданию национальной системы реабилитационных центров, разработанная ФСКН, однако критики документа так и не прозвучало. Вместо этого участники встречи предложили сделать обязательным тестирование школьников на наркотики, еще больше ограничить деятельность НКО и ввести «цензуру» для социальной журналистики.

Организаторы выездного заседания анонсировали подробное обсуждение государственной программы комплексной реабилитации и ресоциализации наркозависимых, которая была подготовлена ФСКН и уже одобрена правительством. Она предполагает объединение под эгидой ведомства около 500 существующих в России реабилитационных центров (как частных, так и конфессиональных). Эти организации пройдут сертификацию и смогут получить государственную финансовую поддержку. В ведомстве рассчитывают, что таким образом можно будет помочь до 20 тыс. человек ежегодно (по данным ФСКН, в стране насчитывается примерно 8 млн наркозависимых).

Однако в итоге участники дискуссии решили не критиковать документ. «Пока программа не была принята, можно было обсуждать плюсы и ее минусы. Когда программа подписана, критиковать ее означает критиковать мнение председателя правительства»,— подчеркнула помощник министра здравоохранения Татьяна Клименко.

Теперь основной проблемой большинство участников заседания назвали трудоустройство наркозависимых после их успешной реабилитации. Единой концепции по этому поводу у рабочей группы пока нет. Заместитель главы московского департамента соцзащиты Людмила Митрюк предложила создать рабочие квоты на предприятия для таких соискателей. «Если просто прописать в законе квотирование для тех, кто прошел реабилитацию, и обязать работодателей их брать, это ничего не даст,— отверг идею господин Железняк.— Будут приводить наркозависимого работодателю, скажут: “Вот тут подпиши, а сам на работу можешь не ходить”». Работодатель просто воспользуется льготами, а реабилитант все равно будет никому не нужен, уверен депутат, что приведет к возврату потребления наркотика.

«Межфракционная группа мало говорит о людях, которые находятся в местах лишения свободы, надо подумать, как их привлечь в реабилитационные центры»,— отметил руководитель отдела реабилитации ФГБУ «Научно-исследовательский институт наркологии» Минздрава Тарас Дудко. Ученый порекомендовал уделять внимание «контингенту вторичной профилактики», то есть наркоманам с нетяжелой степенью зависимости. По статистике таких людей в России около 10–15 млн, напомнил господин Дудко, и они нуждаются во вторичной профилактике.

Некоторые участники заседания выдвигали более экзотические инициативы. Так, вице-президент Национального антинаркотического союза телеведущий Алексей Лысенков призвал ввести «цензуру» для журналистов, освещающих общественные проблемы. «Журналист отличается от блогера тем, что он отвечает за свои слова. К сожалению, современная журналистика этим вообще не отличается,— посетовал телеведущий.— Поэтому, если внутреннего редактора у человека нет, надо возвращаться к цензуре. Человек нарушил закон, когда написал о чем-то — он должен понести административную ответственность». На замечание председателя заседания о том, что цензура в России запрещена, господин Лысенков ответил, что закавычил это слово и расшифровал цензуру как «какие-то правила и законы».

О других угрозах для социальной сферы рассказала депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова. Она призвала принудительно тестировать школьников на употребление наркотиков — сейчас такая процедура является добровольной, что категорически не устраивает депутата. «Мы начали тестирование в Москве, где-то 30 тыс. детей протестировали. Заставляют беспокоиться те дети, которые отказались от тестирования. Почему нельзя ввести закон по обязательному тестированию в рамках программ профилактического осмотра или диспансеризации? — спросила депутат.— Я не знаю ни одного ВИЧ-положительного или наркозависимого, чьи результаты анализов стали бы общественным достоянием».

Угрозой для российской медицины также является деятельность некоторых социально направленных НКО, уверена госпожа Стебенкова. «Мы критикуем деятельность западных НКО, потому что они продвигают идеи “снижения вреда”, раздают в некоторых регионах наркозависимым чистые шприцы и контрацептивы,— рассказала депутат.— Они продолжают действовать на территории Российской Федерации. Они регулярно отправляют за границу отчеты о том, как у нас обстоят дела в пенитенциарной системе. Я никак не могу понять, мы же не изучаем пенитенциарную систему США, а они изучают, отправляют? На каком основании?» Законодатель посчитала существующий закон об иностранных агентах недостаточным, указав, что он не учитывает организации, которые занимаются проблемами здравоохранения и социальными вопросами. В свою очередь, Сергей Железняк пообещал, что «организации, которые прикрываются добрыми намерениями, но осуществляют подрывные действия», будут выявляться через закон о запрете нежелательных организаций, принятый 20 января в первом чтении Госдумой